Угледобыча в Кузбассе — сверхжадность угольных воротил

Конфликты бизнеса и населения не редкость сегодня у нас в стране. Это уже никого не удивляет. Борьба рабочих за свои права будет только обостряться, если денежные мешки жаждут все больше и больше, а власть вступает с ними в сговор. Не так далеко от Кузбасса, в Башкирии, вспыхнул аналогичный кузбасскому конфликт между добывающей соду компанией и местным населением. Наглость капитала задела за живое даже артиста. В ролике Галкин произнес, обращаясь к бизнес-сообществу Башкирии и вообще, видимо, в целом к акулам бизнеса в России: когда же вы нажретесь?

В Черемзе, поселок в Новокузнецком районе Кемеровской области, с 13 июня местные жители и живущие в поселках, расположенных поблизости, выступают против разреза «Кузнецкий Южный». Что не понравилось людям. То, что строительство углепогрузочной станции разрез ведет рядом с жилыми массивами.

Да, по документам есть отступ от домов, предусмотренный нормативом. Да, он в пределах разрешенного правилами 1 км. Но законы те принимались когда-то давным давно и нуждаются в корректировке. Никакие отступы не спасут от всепроникающей угольной пыли. Это уже проверенный факт. Юг Кузбасса, основная угледобыча идет здесь, задыхается от смога разрезов. Протестные акции вспыхивали неоднократно в разных местах Новокузнецкого района. Нарушений, допускаемых угольщиками, полно.

Власти области абсолютно не хотят кардинально что-то менять в этой сфере. Предложенные управляющим разреза «Кузнецкий Южный» Т. Франком меры вызывают раздражение у народа. Власти на полном серьезе называют эти меры «новыми технологиями». И на вопрос, зачем в планах поставили рост добычи с 250 млн т в год до 350 млн т, департамент угольной промышленности Кузбасса отвечает: а у них есть новые технологии, поэтому можно и наращивать, никакого вреда не будет.

Стыдно должно быть губернатору и его команде называть новыми технологиями водяную пушку, земляной вал и трехметровый забор. Вот такая защита от пыли в 21-м веке.

По мнению специалистов, опасения жителей Кемеровской области понятны, поскольку от появления углепогрузочной станции может пострадать не только Черемза, но и близлежащие населенные пункты.

«Углепогрузка, железная дорога будут на господствующей высоте над Черемзой. Углепогрузка, например, зимой дает пять – семь километров зоны поражения. Весь снег будет черный, дышать нечем будет. Люди не хотят, чтобы их жизнь превратилась в ад. Этот район Черемзы плотно застроен. И там не только Черемза, но и город Мыски и ближайшие села. И все они попадут под негативное воздействие углепогрузки. В Новокузнецке есть углепогрузка, углесортировка, и треть центрального района страдает. В идеале все должно быть как во времена СССР, то есть вся углепогрузка, сортировка должна быть на разрезе. А туда никто не хочет железную дорогу вести. Экономят. Развивать инфраструктуру как надо не хотят».

Недра отданы в частные руки. Ведут себя эти частники как пришельцы-агрессоры. Мы будем уничтожать вашу землю, набивать свои зарубежные счета валютой, а вы будете дышать пылью и умирать в своих жалких лачугах раньше отведенного судьбой срока – такой нехитрый бизнес-план.

Никто уже давным-давно не спрашивает в Кузбассе, что думает о таком бизнес-плане население. Приходят, уничтожают, уходят. Власти традиционно «за». Опустошители давно нащупали оптимальную схему взаимодействия с властью – доходы научились делить к взаимному согласию двух сторон. Третий (народ) – лишний.

Справочно. ООО «Разрез Кузнецкий Южный» принадлежит ООО «Разрез Нагорный», ООО «Альфа» и Дмитрию Чиракадзе. Последний — тезка бывшего вице-губернатора Кузбасса, который был замглавы области при Михаиле Кислюке. Он также возглавлял совет директоров новокузнецкого Западно-Сибирского металлургического комбината («Запсиб»). В 1997-м на Чиракадзе совершили покушение в Москве, его также называли партнером Михаила Живило.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *