Кузбассу нужен углехимический кластер

Уголь в Кузбассе должен перерабатываться
Углехимический кластер в Кузбассе должен быть

27 августа в Кемерово на празднование Дня шахтера прилетит президент РФ Путин. Кроме праздничных мероприятий состоится заседание президентской комиссии по топливно-энергетическому комплексу.

Кузбасс — ключевой поставщик угля в России

Исторический максимум добычи угля в Кузбассе был достигнут в 2013 году — 201,5 млн тонн. Всего в стране добывается более 300 млн тонн. Треть всей добычи экспортируется. Несмотря на высокую конкуренцию среди угольных экспортеров, Россия держит курс на повышение объема добычи и продажу угля на экспорт. Да и нынешнее руководство области рисует радужные картины сотрудничества с Дальним Востоком. Но многие аналитики не разделяют эйфории по поводу наращивания экспорта в страны АТБ.

По прогнозам МЭА, спрос на уголь будет расти в основном со стороны Китая, Японии, Южной Кореи, Тайваня, Вьетнама. Потребности этих стран к 2030 году составят порядка 1,5 млрд тонн угля. Таким образом, на поставки в восточном направлении Кузбасс возлагает большие надежды, а атлантический рынок теперь не так интересен.

Уголь Кузбасса в морском порту
Кузбасский уголь уплывает на экспорт
Две новости и обе плохие
Уголь Кузбасса транспортируется по железной дороге
До ближайшего морского порта кузбасский уголь должен проехать тысячи километров

Вместе с тем, у угольщиков есть две главные проблемы, решить которые — значит улучшить ситуацию в Кузбассе коренным образом. Во-первых, незначительное внутреннее потребление угля. Во-вторых, трудности с транспортировкой как внутри страны, так и за рубеж. В Австралии самая удаленная от порта шахта находится на расстоянии 300 км, остальные еще ближе. Из Кузбасса до ближайшего морского порта 3,5 тысячи км. Как говорится, почувствуйте, на сколько сильно длина транспортного плеча отразится на цене и прибыли угольщиков. При этом основной объем экспорта угля идет из Кузбасса и изменить эту данность нельзя. В структуре затрат расходы на транспорт почти равны себестоимости добычи.

Стратегия есть, выполнения — нет
Коксующийся уголь Кузбасса
Самая дорога марка коксующийся уголь

В то же время в 2012 году была утверждена «Долгосрочная программа развития угольной промышленности России на период до 2030 года». Ее реализация позволит нарастить добычу угля до 430 млн тонн. Как выполнить программу на фоне слабого внутреннего спроса и высоких транспортных издержек, при постоянном колебании цен на мировых рынках, экологических проблемах в регионах добычи? Сложно. До 20% спроса на коксующиеся угли внутри страны обеспечивают металлурги. Также получить рост потребления энергетических углей можно за счет большой энергетики. Может дать рост потребления ввод технологии сухого производства на цементных заводах. Но шансов, что так будет, мало. Прописанные в Энергетической стратегии-2030 планы об увеличении в топливно-энергетическом балансе страны доли угля не выполняются. У энергетиков пока отсутствует стимул работать на угле. При написании стратегии предполагалось, что он будет дешевым. Но прогноз не оправдался. А к тому же, несмотря на призывы о необходимости увеличения потребления именно российского угля, происходит постоянное наращивание импорта.

Таким образом, получается: если увеличивать добычу угля, то нужно заниматься его переработкой. Перспективы перед Кузбассом в таком случае открываются весьма широкие. Экстенсивный путь развития угольной промышленности практически исчерпал себя, на смену количественным показателям должны прийти качественные.

Уголь Кузбасса в Находке
Угольная перевалка в Находке
Никто не хочет заниматься переработкой угля
уголь Кузбасса не перерабатывается
В Кузбассе о переработке угля пока только мечтают

Транспортные расходы в цене твердого топлива катастрофически большие. Но их можно уменьшить. Каким образом? Создавать товары с высокой добавленной стоимостью, начиная от стопроцентного обогащения угля до его комплексной переработки. Следовательно, чтобы угледобыча развивалась и не имела проблем со сбытом должен быть подъем углехимической отрасли.

«От одного продукта в угольной отрасли можно произвести более 130 видов химических полупродуктов и более пяти тысяч видов продукции смежных отраслей. При этом цена продуктов возрастает на несколько порядков (тонна угля стоит 1,3 тыс. рублей, а тонна угольного сорбента — уже три миллиона рублей)».

Нужно развивать подземную газификацию угля, когда он сжигается в месте залегания, под землей, а полученные тепло и электроэнергия забирает потребитель. Полученная таким способом электроэнергия будет в 2-3 раза дешевле. В Кузбассе уже ведется дегазация угольных пластов на действующих шахтах и постепенно появляется подотрасль энергетики, работающая на сжигании метана.

Почему важно именно в Кузбассе искать инновационные технологии использования угля. Потому что к этому вынуждает географическое расположение региона. Да и экспорт давно уже не приносит ощутимой прибыли. Из-за удаленности большинства добывающих предприятий от потенциальных зарубежных потребителей. Поэтому нужно продавать не уголь, а произведенные из него продукты.

Кстати, в рамках продвижения программы комплексной переработки угля в Кузбассе в 2012 году была подана заявка проекта «Комплексная переработка угля и техногенных отходов в Кемеровской области» на участие в конкурсе Минэкономразвития по развитию инновационных кластеров. Тогда эта заявка не получила финансовой поддержки. Проект предполагал создание углехимического кластера в срок до 2020 года. Вложить в него предполагалось более 120 млрд рублей. Якорными резидентами кластера должны были стать ОАО «Кокс» и ОАО «Азот». Но заняться переработкой угля так и не получилось. Консерватизм и нежелание внедрять инновации тормозят появление новых технологий. Угледобывающим компаниям стоит не ждать поддержки властей, а самостоятельно начинать использовать потенциал угольных месторождений. Ведь продукты углехимии стоят в сотни раз дороже простого угля.

В ожидании перемен

Уголь Кузбасса

27 августа в Кемерово на празднование Дня шахтера прилетит Владимир Путин. Кроме праздничных мероприятий состоится заседание президентской комиссии по топливно-энергетическому комплексу. Хороший момент обсудить на высшем уровне вопрос создания в Кузбассе углехимического кластера. Ведь просто продавать уголь сегодня, в век высоких технологий, это малоперспективно и невыгодно.

При себестоимости открытой добычи в Кузбассе около $21 за тонну столько же стоит перевозка по железной дороге до портов Дальнего Востока. Поэтому экспорт угля и называют миной замедленного действия. Если начнется ценовая война — угольщики Кузбасса ее проиграют. По мнению аналитиков, место России на рынке начнут занимать конкуренты, транспортные расходы которых несопоставимы с расходами россиян.

Недавно прочитала: «Для дальнейшего поступательного развития отрасли необходимо создавать в Кузбассе так называемые энергоугольные кластеры. Регион, добывающий до 61% всего российского угля, обязан быть, как минимум, энергетически независимым. На разрезах должны строиться собственные электростанции, работающие на попутном газе и продуктах глубокой переработки угля, нужна современная углехимическая промышленность в непосредственной близости от районов добычи». Написано было в 2011 году. Воз и ныне там.

Также читают:

Сергей Цивилев подписал соглашение о сотрудничестве с главой «Кузбассразрезугля»

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});